Два сына: пересечения в пути

Первый

1848

Молодая и сказочно красивая она еще пару часов назад вела свой отряд на штурм этого замка. А сейчас гроб с ее телом стоял в замковой часовне. Попрощаться с ней хотели многие. Можно было бы сказать, что все, но нет. Маленький растерянный мальчик прощаться с мамой не хотел. В свои три года он вообще не понимал зачем прощаться с мамой. Мама же просто спит. Мама проснется и повезет его на своей большой лошади на луг. Там такая мягкая трава, такие разные и красивые цветы. В замке таких точно не увидишь!… Мальчик совсем не хотел прощаться с мамой. А мама с ним…

Что произошло со мной я поняла только уже тут, в церкви, когда увидела стоящего рядом с моим гробом сына.

В пылу штурма, я не ощутила смертельного выстрела, не ощутила как мою грудь пробивает пуля. Я даже не упала с лошади. Уже мертвая, я продолжала держаться в седле, а верный конь несся во главе отряда к воротам замка… И только уже внутри, на площади, я выскользнула из седла… Еще я, я- целая, я-тело и я-душа. Потом прострация.

И вот я вижу с высока, откуда-то из-под купола свое тело в гробу, стоящих рядом с ним своих друзей и своего маленького сына… Гроб накрыт флагом в честь признания моих заслуг… Я сделала для своей страны все, что смогла, но не для сына…

Мой малыш вырастет без меня. И сейчас боль от осознания этого затмевает и признание, и такой сладкий и желанный вкус победы. Мой малыш вырастет без меня. И сильнее этой боли нет в моем мире сейчас ничего…

Потом, когда в мире Душ я буду подводить итоги этого воплощения, я вспомню, что это был обоюдный план душ, что иначе быть не могло… Вспомню все, но боль останется… Слишком много я увидела в глазах своего ребенка в тот момент, когда крышка гроба навечно скрыла от него мое тело. И глядя в глаза своего малыша я поняла, что не хочу больше повторения. Я больше не хочу причинять своему сыну боль… и боль от боли сына себе. Я не посмею, я не имею права, я должна ему целую жизнь. Потому что в этой, через все ему придется пройти без меня…

А дальше… А дальше новые воплощения, новые задачи, новые опыты… Своего рода отдых от той боли и… ожидание. Ожидание возможности отдать свой долг. Долг сыну, долг той душе пусть и в другом теле, долг себе.

2014

В этой, нынешней жизни, тебя родила не я. Иначе мы бы разминулись во времени. Но я узнала тебя… Узнала в смертельной опасности.

Я помню, как все внутри обмирало, когда видеокамеры не захватывали в кадр тебя или знамя твоей части. Я помню, как в пропасть обвалилась душа, когда прекратился стрим и стало ясно, что это конец.

Я помню как нежила аж до того момента, как ты позвонил из города… Мой смелый и сильный мальчик, мой такой уже взрослый, целый подполковник, но такой растеряный и уставший, не знающий что завтра.

Потом был еще один рывок — тебя и твоих людей нужно было вывести из оккупированного Крыма. Я сделала все, что смогла. Это было на грани моих возможностей, но я справилась. Вас даже не проверили, поэтому знамя части, которое ты вывозил на себе, осталось целым вместе с тобой…

Потом было много всякого, я по-прежнему оберегаю тебя, но свой главный долг я тебе отдала… Вернее нет, не так, не долг… Другое… В этот раз в самый сложный момент твоей жизни я смогла быть рядом, смогла уберечь и тем заслужила прощение у самой себя…

Знаешь, как я это поняла? Я поняла, что не чувствую больше вины перед своим нынешним сыном!

Второй

1990

Тогда я казалась себе страшно взрослой. Хотя что такое 21 год? Сразу после твоего рождения больше всего мне хотелось спать. Потом, когда мы были уже дома, традиционные хлопоты с новорожденным, давали мало возможностей пережить восторг от твоего появления.

Восторг включился чуть позднее — ты первый раз самостоятельно повернул головку и я вдруг поняла: у меня сын! Это осознание прошило тело дрожью))

Потом ты рос. Не просто рос, а как-то сразу становился мне другом. Настоящим другом, на которого можно положиться. В самых критических ситуациях именно ты приходил на помощь. Не могу сказать, что все было совсем просто и ты не доставлял хлопот, но все это было просто особенностями роста)

2005

Позади у нас куча проблем. Но мы со всем справились. Там, где нужна была поддержка, всегда был рядом ты. Я всегда была с тобой, даже если не получалось быть рядом. А сейчас должно было быть и того проще: мы вместе, мы в одной стране.

И, тем не мене, этот год стал каким-то уж совсем годом перехода, а с 2006 все пошло не туда. Я видела, что тебя заносит, я понимала, что видимо надо как-то жестче с тобой в этот период, только…не смогла. Я была тебе настолько признательна за годы дружбы и помощь, настолько благодарна за поддержку в минуты моей слабости или усталости, что физически не могла на тебя «надавить». А еще я винила себя за то, что слишком серьезный груз из-за моей слабости тебе, такому маленькому, пришлось нести. Ну и конечно, я верила, что ты сам все поймешь. Оказалась не права.

Ты все больше включался в свои выбранные опыты, ты все больше включался в работу с родовыми программами и все больше не справлялся. Мы не справлялись. Я не могла остановить, ты не мог остановиться. Я заготавливала целые спитчи у себя в голове из разряда «будет серьезный разговор», но как только ты приходил домой, меня перемыкало. Под грузом «я ему должна за все» и «это я виновата» рот просто отказывался говорить. Потом в очередной раз я себя ругала, готовила новый спитч и снова молчала. Я соглашалась с доводами других, что так нельзя. Я не соглашалась с упреками «да ты его просто боишься». Я не боялась, я просто была  должна и глобально виновата.

2010

Этот год все еще больше усилил. Мы не справились при меньшей нагрузке с задачами, поэтому включились дополнительные факторы. Мы начали идти по очень сложному пути, в котором ты предпочел в себе ничего не менять… А я молчала. Тем более, что поводов для молчания было уже намного больше… Сейчас  уже 2017. Еще сложно сказать, справились ли мы, но многое меняется. Меняется к лучшему и я знаю тут точку, когда случился поворот в нашей нынешней жизни… Это произошло, когда четыре года назад я смогла помочь другому сыну, выполнить свой старый обет и простить себя.

2017

В 2014 я смогла себя простить. Три года мне понадобилось, чтобы принять это и научиться говорить с тобой иначе. И два человека, как жирные точки этой истории, которые помогли мне проговорить это вслух…

Могло ли быть иначе? — Не знаю. Возможно обычный хороший психолог справился бы с нынешней проблемой)) Только вот прошлая…она так бы и осталась в скрытой форме, проявляясь лишь иногда. Что вряд ли делало бы ее менее серьезной…

Наверное… продолжение следует))

 

Полотно воплощений соткано из такого числа нитей, что в каждой истории есть много-много аспектов и много-много участников.

Я рассказала о нас троих, упомянула двух (чья роль была очень важной) и еще обо одном, как минимум участнике слоило бы рассказать… Правда он больше причастен ко мне самой, чем к истории одного из моих сыновей…

Продолжение следует…

 

Почитать еще по этой теме:

comments powered by HyperComments
  • Есть вопросы? - Задайте в комментариях!